Сегодня мне опять сказали, что я похудел. Ничего не могу с этим поделать. Мои костелыги больше 68 кг никогда не весили. Не то, чтобы я за это как-то переживал. Но вот так сложилось.

Лет восемь назад профессор СибГУФКа Людмила Харитонова достаточно долго объясняла, как меня так угораздило. Мол, влияние солнца, смена привычного климата, в котором жили предки. Из нашего разговора я запомнил только термин «астеничный» и осознал, что сильно переживать из-за худобы не следует.

Питаюсь как хочу. На ночь могу съесть хоть половину торта, метаболизм такой, что грех жаловаться. Но те же восемь лет назад я действительно был поплотнее. Килограммов 67.

К тридцати годам друзья мне обещали: держись, скоро тебя разнесет. После 30-ти я, наоборот, потерял килограмма три и понял, что разнесет — это про время, оно действительно побежало очень быстро. В остальном никаких изменений не произошло.

Естественно, сейчас живот мне обещают уже к сорока годам. Посмотрим. Вообще как-то странно планировать какой-то там живот.

Для меня важнее, что за тот же год в «Четверге» я в редакции остался единственным, кто ни разу не простыл. Значит, и витамины работают, и мозги, настроенные на нужный лад, не позволяют телу дать сбой.

Может, и растолстею. Лишь бы не становился брюзгой. Сейчас провожу социальный эксперимент над собой — отказался предъявлять претензии к другим людям. И, мне кажется, жизнь стала гораздо проще.

А килограммы это вторично, абсолютно вторично.