У меня всегда вызывают симпатию люди, которые могут сложные вещи простым языком. Если они, вдобавок, не кичатся своим статусом, тогда вообще супер. Сегодня внутренне поаплодировал генменеджеру «Сибири» Кириллу Фастовскому.

Он еще в ЦСКА производил впечатление человека, по-хорошему повернутого на своей профессии. Для Sports.ru мы как-то делали подборку мнений перед одним из чемпионатов мира по хоккею. И Фастовский был единственным, кто подробно рассказал, для чего он ездит на чемпионаты, какие там сделки можно заключить и т.д и т.п.

А сегодня я прочитал его лекцию в одном из московских вузов. Очень много полезнейшей информации.

«Моя зона ответственности – сделать так, чтобы в клубе все нормально функционировало в организационном плане. И, в принципе, я всегда рядом с командой. Я один из немногих генменеджеров в КХЛ, который летает на все выездные матчи. Меня никто не заставляет, но считаю, что если я хочу быть в курсе дела, понимать, что у нас в команде происходит, видеть, чувствовать, чем она живет, какие у игроков проблемы возникают, то должен находиться рядом и быть открыт. Но при этом в раздевалку я не захожу – ни до игры, ни в перерывах. После – да, а до и во время – никогда». (ОТСЮДА.)

На контрасте — я бы сейчас очень хотел бы поговорить с Александром Пережогиным. У него непростой период, 15 матчей без заброшенных шайб. Хочется понять, что происходит. Хотя, с другой стороны, если физуха кончилась, то пиши пропало.

Пережогин из тех, кто всегда любил делать, а не говорить. Вопросов в этом смысле нет. Но сейчас он не делает ни того, ни другого. И вот здесь возникают вопросы: а как он дальше собирается жить? Что будет, когда хоккей закончится? Ведь миллионы в какой-то момент могут ничего значить.