Тот факт, что сегодня исполнилось восемь лет со дня гибели Лёши Черепанова — лишнее свидетельство, как бежит время. Много слов про эту трагедию сказано. Я каждый год отправляю короткое сообщение на телефон маме Алексея и очень надеюсь, что она сумела справиться с этим горем. Папа Лёши сейчас набирает группу мальчишек для тренировок по общефизическому развитию. Большое объявление я видел в манеже «Красная звезда». У него новая семья, подрастает дочка.

Еще в городе можно увидеть маршрутку, на которой Черепанов катит на ворота в форме сборной звезд Востока. В моем родном Порт-Артуре стоит шиномонтажка, украшенная большим баннером с изображением нападающего.

Бесполезно гадать, кем бы он стал, где успел бы сыграть. В этом горе юность ключевое понятие. В ту свою последнюю осень он вошёл с ворохом проблем. Сотрясение мозга, полученное в суперсерии против канадцев, разбитая машина (друзья покатались), тяжелый старт «Авангарда».

К октябрю, казалось, дела пошли на поправку. Пошли заброшенные шайбы в клубе. Подоспело приглашение в сборную Россию. Черепанов настолько отогрелся, что согласился вести блог для «Комсомольской правды».

14 октября мы с ребятами из «КП» совершенно оглушенные ходили по двору дома, где он жил. Смотрели, как люди приносят цветы на капот той Infinity.

Это было жутко.

А сейчас уже восемь лет прошло. Уже почти сменилось поколение фанатов, лично видевших Лёшу на льду. Навечно седьмой.