Смотрю, началось сто двадцатое обсуждение личности Александра Пережогина. Человек во вчерашней игре против «Йокерита» целил в пустые ворота со своей половины площадки — не попал. Штаб «Авангарда» взял тайм-аут, после чего финны выиграли вбрасывание и удачно шмальнули от синей линии. И здравствуй, овертайм, хорошо, что в итоге дело закончилось омской победой.

— Сегодня я, наверное, первый раз очень сильно злой. Я много, наверное, наговорил в раздевалке. Не люблю проигрывать такие матчи, когда наш опытный игрок заботится о своей личной статистике, которая идет во вред коллективным действиям, в концовке играет не на результат команды. Я большой противник этого, — сказал после игры Федор Канарейкин.

Не, это здорово, что тренер может спросить с авторитетного игрока. Но есть два пункта. Первый — во время тайм-аута чем тот же Федор Леонидович занимался на скамейке? Второй — ну хорошо, давайте уберем Пережогина, как раньше убрали Паршина. Тогда непонятно: а один Бурдасов и половина Пестушко на всю команду — не маловато ли останется людей, обладающих нормальным кистевым?

Вопросов к Пережогину, впрочем, это не снимает. Точнее, и к нему, и к тем людям, которые переподписали с ним контракт аж до апреля 2018 года. Что ж у нас за место такое, где игроки с долгосрочными соглашениями постепенно превращаются в неликвид?

Помнится, когда «Магнитка» сразу на четыре год оформила Мозякина, половина лиги хохотала, намекая, что счастливый обладатель нового договора теперь пустится во все тяжкие. Ага, пустился. Уже побил все рекорды клуба по результативности.

А Пережогин в «Авангарде» прямо сейчас не попадает в ТОП50, но при этом остается самым результативным игроком клуба (привет, Максим Пестушко, еще один обладатель долгосрочного соглашения).

И это еще одна причина, почему на матчи «Авангарда» многих сейчас не заманишь калачом. Смотреть особо не на кого.