Не стало Геннадия Федоровича Цыгурова. Постепенно растворяется во времени поколение совершенно необыкновенных мужиков и шикарных наставников. Отлично помню, как Цыгурова назначали в «Авангард». За неделю до Нового 2000 года. При этом еще 15 декабря Анатолий Бардин божился, что никто не собирается снимать Владимира Голубовича.

Сняли, конечно.

Цыгуров на финише того сезона проиграл в четвертьфинале плей-офф совершенно потрясающей «Магнитке». В заключительном матче серии пятерка уральцев на заказ сравняла счет в последней атаке, Гомоляко попал в самую девятину секунд за восемь до сирены. Его партнеры повязали защитников, Гомоляко надо было только подобрать шайбу после вбрасывания и нормально прицелиться для убойного кистевого. Более филигранного исполнения в расстановке «шесть на пять» я, пожалуй, больше не видел никогда. А в итоге «Авангард» проиграл по буллитам.

Уже летом клуб заметно усилился, выдернул из Москвы Александра Прокопьева и явно собрался бороться за чемпионство. И общаться с Цыгуровым во время летней подготовки было чрезвычайно интересно.

Он почти не отказывал. Но нет-нет, да вставлял шпильку: «Молодой человек, что у вас за свойство. Как интервью, так вечно невовремя!».

Говорил четко, для пущей убедительности порой цитировал Гете. И весной 2001-го выдал с командой дикий по напряжению плей-офф с обалденной финальной серией против «Магнитки». До этого, кстати, он впервые в своей карьере в матчах на вылет прошел команду под руководством Петра Воробьева. В свое время не вышло это сделать в битвах между «Трактором» и «Динамо». Здесь получилось остановить ярославский «Локомотив». «Цыгурова тогда перед пятым матчем сильно трясло, мы даже не понимали причину», — рассказывал мне недавно Вадим Шахрайчук.

Воробьева он прошел, а Белоусову и той же лихой «Магнитке» в финале опять проиграл.

Летом, когда Омск пробуждался после похмелья по случаю серебряных медалей и вдруг заметил посреди центральных проспектов банеры «Новый сезон — новый чемпион!», я вдруг спросил Цыгурова: «Не боитесь, что сегодня вы работаете в топ-клубе. а завтра можете бороться за выживание где-нибудь на Дальнем Востоке?»

Цыгуров, что удивительно, даже не хмыкнул в ответ на явную дерзость от молодого корреспондента. «Я ж тренер. Я ко всему готов!»

Весной 2002 года «Авангард» непостижимым образом проиграл полуфинал плей-офф «Ак Барсу». В первом матче был сумасшедший гол от Ждана — с центра площадки, прямым броском, и 0:1. Во втором Казань спаслась на последней минуте — омский чех Камеш пропустил в ближний угол от Цыплакова, бросавшего с лопаты явно наобум. А в пятой игре финалиста выявили буллиты, Казани надо было падать в ноги Яну Бенде — за стальные нервы в решающей попытке.

Вот где там была вина Фёдорыча? А — нашли. И быстро вытурили, поверив Ивану Глинке.

Цыгуров после Омска действительно хлебнул лиха. Если накаркал тогда летом, простите, Тренер. Но он  поднимал из развалин «Трактор», торил путь наверх для ХК МВД.

Про таких говорят — глыба. И вот сегодня его не стало. Различных эпитетов можно подбирать много — и все они будут правдой.

Уходят тренеры. А вместе с ними и ощущение той молодости, что зовется разбитной и беззаботной.

Покойтесь с миром, Геннадий Федорович.