Есть вещи, в которые разум отказывается верить до последнего. К Шамилю Багизаеву на моей памяти так и не приклеилось обращение по имени-отчеству. Да и ветераном омского футбола его назвать крайне затруднительно — он до сих пор вбивает мячи на самых разных городских турнирах и бегает на равных с молодежью.

Но, согласно календарю, 6 августа Багизаеву стукнуло пятьдесят. «Время просто несется, — юбиляр пытается примерить на лицо маску озабоченности. — Вот недавно было сорок, думал: как же так? А, смотри-ка, еще десять лет просвистело».

Мы сидим в тренерской на стадионе «Динамо» и перебираем события из жизни Багизаева. У него редкая биография и богатая коллекция воспоминаний. Местами хоть кино снимай.

Самоучка, переезд, студенческая сборная

— Вы начинали играть в футбол в туркменском Байрам-Али. Были первым парнем на деревне?

— Какое там?! У меня отец играл за сборную республики, от него передалась любовь к спорту. Наверное, он хотел, чтобы я достиг тех высот, до которых он не добрался. В детстве я чем только не занимался. Футболом, борьбой, даже городки зацепил. Но полноценно в футбольной секции я не числился. Играл с друзьями во дворе, а, чтобы добраться до стадиона мне надо было пройти через пять-шесть соседских улиц. И раньше, как было. Среди своих ты герой, а у соседей готовься получить тумаков. И вот мне раз накостыляли по дороге, другой. Среди друзей желающих ходить на стадион я так и не нашел. Хотя местный тренер меня долго звал к себе.

Было еще что-то вроде просмотра на республиканском уровне. Я, помню, приехал, меня поставили играть опорным полузащитником — и толку от этой затеи вышло мало. Позже поступал два года подряд в разные близлежащие физкультурные вузы — мимо. Пришлось вместе с отцом поработать на производстве. Это было реально тяжело. В цеху, в 50-градусную жару. Выручили сестры. Они решили разослать письма по физкультурным вузам страны с моим резюме. И вызов пришел из Омска.

Первая реакция тогда?

— Да никто не знал, где этот Омск находится!.. Но я собрался, взял с собой еще одного знакомого парня-борца, и мы поехали. Сейчас вспоминаешь, елки-палки!.. Попали ведь сразу в зиму, в холода, пережили шок. Чуть отлегло, когда меня просмотрел Геннадий Сергеевич Лалаков, и дал добро на поступление. Помню, как пришел на первую тренировку футбольной команды ИФК. Вот тогда я натурально обалдел. Все бегут, бьют как сумасшедшие. Думаю: и куда я попал-то? А мне, вдобавок, говорят: «Это второй состав на поле», представляете?

Во второй команде подбирались приезжие ребята. Потихоньку я освоился. Хотя было очень сложно. Знакомых минимум, город не знаешь. Одна только дорога от корпуса на Партизанской до Масленникова выматывала. Да еще с основным составом я так и не сработался.

— Почему?

— Я у них быстро стал козлом отпущения. Чуть пас неточно — «пихают», проиграли — «пихают». Месяц я это терпел, а после сказал: «Не могу, давайте обратно, во вторую команду!». Силу тогда набирал постепенно. До сих пор благодарен Евгению Ивановичу Имрекову, Анатолию Ивановичу Кузнецову, Вячеславу Степановичу Мартынову. Они в меня поверили, стали учить футболу.

В 1987 году я пробился в кандидаты в студенческую сборную России. Из Омска нас ездило на просмотр пятеро, оставили только меня. Там уже готовились на Всесоюзную Универсиаду в Вильнюс. У нас команда считалась на сто процентов студенческой, а литовцы выставили на турнир основу своего «Жальгириса» из высшей лиги чемпионата СССР. Нарбековас, Иванаускас, Сукристов — понятно, что они выиграли золото. Мы стали третьими и, кстати, позже из того состава вышло немало толковых ребят. Нападающий Гарник Авалян поиграл в «Крыльях Советов», защитник Миша Белов был среди ведущих в раменском «Сатурне».

иртыш_1

— Но в «Иртыш» вас долго не брали.

— Ну, так и конкуренция тогда была ого-го. Я понимаю тренеров. Им бы со своими разобраться, а тут какой-то непонятный приезжий.

Хотя Универсиада меня очень хорошо закалила. На сборах была история, как я отбегал матч против какого-то парня из Нальчика. Он меня крепко отвалтузил, но я выдержал — и следующие сутки после игры отсыпался. Позже, когда пришлось играть в чемпионате Омска, я летал. Закрывал всю бровку, сил было море. Год отбегал за «Рубин», затем Анатолий Кузнецов после уговоров привлек меня в «Молнию», где я еще прибавил.

Вариант с «Иртышом» стал реальным зимой 91-года. Команда вылетела из буферной зоны чемпионата СССР во вторую лигу. Прошло сильное омоложение, тренером взяли Вячеслава Мартынова. Но и в тот момент тоже было не все гладко.

— Что стряслось?

— Меня мурыжили почти до самого начала первенства, контракта не было. Опять же из-за конкуренции. В нападении тогда готовились Александр Дереповский, Анатолий Кисурин, Александр Глуховский, на подходе был Виталий Раздрогин.

Дебют, сухпаек, Пудышев

— Помните утро 6 мая 1991 года?

— День первой игры — очень смутно. Да и сам матч против «Луча» из Владивостока в деталях отложился неважно. Мандраж был, это да. Первая игра сезона, на «Красной звезде» собралось тысяч семь болельщиков. Эмоции были запредельные. А вот как забил, отлично отложилось в памяти. Попал из пределов штрафной, с полулета, в обвод вратаря «Луча».

— Для «Иртыша» того времени ничья дома считалась катастрофой.

— Да, поколение из 80-х почти сменилось, а требования остались жесткими. И в 91-м у нас, кажется.была всего одна ничья на «Красной звезде», или мы вообще все матчи выиграли. Тогда и судейство, конечно, было интересным. Дома мы всегда могли рассчитывать на пенальти, но и на выезде приходилось несладко.

— «Убивали» внаглую?

— Всякое бывало. Как-то играли в Петропавловске-Камчатском. Ветер страшенный, у них в составе Олег Калашников — в большом порядке, он когда-то играл за московский «Спартак». В первом тайме мы еще как-то умудрились забить, а во втором ни разу (!) за центр поля не перешли. Все, что выбивал вратарь, тут же летело обратно из-за шквала. Пробовали выходить из обороны низом, попадали под прессинг, ну и судьи сразу обложили свистками. Получилось — 1:2.

иртыш_2

— Расскажите историю про самую убойную поездку той поры.

— Молодежь уже не верит, но игрокам тогда давали на выезд с собой сухпайки. С деньгами в клубе было сложно, суточных хватало только на завтрак и обед. В конце сезона мы полетели по прекрасному маршруту Артем — Якутск — Владивосток. Первая посадка была в Красноярске, где нашему тренеру Зиновию Евстаховичу Биленю один его добрый знакомый отгрузил колбасу и сыр. Представьте, у нас одна сетка для мячей была забита исключительно едой!..

Дальше двигаемся на Дальний Восток. Питаемся кое-как. Погода откровенно «радует». В Артеме бегаем в + 20, через два дня попадаем в Якутск, где уже минус двадцать и приходится играть на снегу. Там тоже был веселый эпизод. В защите у «Динамо» выходил чемпион СССР-82 Юрий Пудышев, ему уже было под сорок. И вот я мимо него пробрасываю мяч — несусь к воротам. Дальше картина. Пудышев как в регби прыгает на меня сзади и делает захват. Мы лежим в снежной пыли, поднимаю голову на судью. «Извини, могу дать только штрафной, из уважения к заслугам чемпиона СССР». А финиш у поездки был совсем чумовой. Владивосток — и опять плюс двадцать, но уже с дождем.

Битва с «Лучом», коттедж, Карташов

— В 1992-м году «Иртыш» едва не вышел в высший дивизион чемпионата России, но при этом со стороны выглядел очень бедным клубом.

— Денег, правда, было кот наплакал. Мы играли в форме, которую клубу привезли из Венгрии еще в конце 80-х. Адидасовские белые майки, короткие шорты — фото тех времен смотреть смешно.

Но подобрался хороший коллектив, дела как-то пошли с первых туров. И к осени мы действительно реально двигались к «вышке». Шанс был очень хороший.

— Вы конкурировали с «Лучом». В сентябре играли с приморцами дома. Тот матч я видел с трибуны. И в конце встречи все схватились за голову, когда вы упустили классный момент.

— Да, с кем из болельщиков постарше ни говорю, все помнят мой промах. Я вывалился практически один на один, но чуть-чуть не попал в дальний угол. В итоге 0:0 — и кошмар на десять лет вперед. Серьезно, я еще десять лет не мог успокоиться, вспоминал. Ведь если бы забил, то Омск сыграл бы в высшем дивизионе! Наши фамилии были бы золотом вписаны в историю клуба. А я не попал…

— «Луч» тогда для повышения в классе провернул феноменальную по дерзости комбинацию. Нашел незаявленного игрока у новокузнецкого «Металлурга» после проигранного матча в гостях и заработал техническую победу, затем принялся обыгрывать всех на финише.

— Они столько денег угрохали под задачу, не поверите. А у нас не было ни одного спонсора за спиной. Вопрос надо было решать, пока не запахло жареным. Осенью стало поздно. Владик возил пачками под судей, под наших соперников. На финише «Иртышу» предстоял выезд Новокузнецк-Новосибирск, а «Луч» играл две домашние. Понятно, свои вопросы они решили, а нам выплыть не дали. Новосибирцы, вдобавок, тогда были на нас очень злыми, им в первом круге, кажется, поставили три пенальти в Омске. Плюсом из Приморья долетели хорошие премиальные.

До сих пор тяжеловато вспоминать тот период. Год получился очень сложный. У меня и первые травмы пошли, и эмоционально вымотался сильно.

ветарнский

— С другой стороны, в этом же году родилась ваша знаменитая связка с Вячеславом Карташовым.

— Славу нашел в Казахстане Вячеслав Мартынов. Мы как-то сразу задружили. Помогал еще и бытовой фактор. Наши семьи поселились в клубом коттедже на территории стадиона. Не опыт, что-то экстремальное!.. Не было нормального ремонта, не было даже кухни. После сильных снегопадов женам приходилось дверь откапывать.

А взаимопонимание на поле у нас с Карташовым начало налаживаться постепенно. Много работали в паре, ту же игру головой отрабатывали постоянно. Хотя раньше мячи были не в пример нынешним. Ядра!.. Чуть дождь пошел, они набухают. И каждая скидка приносила мини-сотрясение мозга.

Вся игра в нашей связке строилась на чутье. Я побыстрее, техника так себе, вдобавок, одноногий. Могу на добивании сыграть, ковырнуть мимо вратаря. А Карташов на поле гораздо разнообразнее. У него обе ноги рабочие, отлично играет головой. Мы дополняли друг друга. И о нас до сих пор вспоминают в других городах. Недавно ездил с детьми в Барнаул. «А этот высокий, как у него дела?», — спрашивали.

Судьи, Владикавказ, GoldStar

иртыш_95

— Вам щитки на поле ломали?

— Не было такого. Хотя ребята не дадут соврать, защитники в наше время никому спуску не давали, настоящие «собаки». У них и прозвища были жуткие — Автоген какой-нибудь. Мне, наверное, везло. Обошелся без серьезных травм, даже голову не разбивали. Это удивительно, потому что опять же судили тогда гораздо хуже, чем сейчас. Люди могли тебя выносить с двух ног — и даже желтую карточку не получали.

— Под бандитов «Иртыш» не попадал?

— Нет, такого не помню. Был другой эпизод. В 1994 году мы бились за выживание в первой лиге. Приезжаем во Владикавказ играть с «Автодором». Они наши прямые конкуренты. Концовка матча, начинается классика жанра. Заброс в штрафную, подобие борьбы — и пенальти в наши ворота. Наш вратарь Женя Кисельников рассказывал, можете у него перепроверить. «Иду занимать свое место, а за сеткой стоит мужик: не пропустишь — я тебя зарежу!» Пропустил, куда деваться.

иртыш_94

— В той первой лиге были команды, которые казались вам с другой планеты?

— Да много их было. Возьмите «Уралан» Павла Яковенко или саратовский «Сокол» с Олегом Терехиным. Или как мы дома попали под «Ростсельмаш» с Сергеем Андреевым, он как раз карьеру заканчивал. Дома мы получали и 0:3, и 1:6, и 0:4. Только я ни разу не помню, чтобы «Иртыш» освистывали. Почему? Да народ же видит, что никто не отбывал номер на поле, бились как могли, как умели. Это с трибун видно, на самом деле.

— Игроки «Иртыша» не были избалованы деньгами. Остались запоминающиеся подарки?

— Помню, был курьез в 96-м, когда возвращались в первую лигу. Торжественный вечер. Ребята получают призы — кому-то телевизор Funai, мне дали двухкамерный холодильник GoldStar, он до сих пор работает. Узнаю цену: тысяча долларов. Хорошо, думаю. Люди хлопают, поздравляют. Позже цену всех этих подарков вычли из наших «премяшек» за первое место.

Оман, загрустившие чехи

— В 1995-м вас занесло в Оман. Каким образом?

— Запутанная история. Толком не знаю, по каким каналам меня высмотрели. Я был на ходу, может, Александр Владимирович Ивченко хотел немного снизить конкуренцию в битве за основу. В общем, подошел он как-то: «Вот билет, вопрос решили, завтра летишь, ты же хотел попробовать за границей». И куда мне деваться?..

Полетел один. Контракт вроде бы подписывали на одни деньги, в результате, конечно, оказлось меньше. Прилетел — языка не знаю, порядков местных не знаю. Поселили на квартире с парнем из Мали. И вот мы как-то жили, жестами обменивались.

Днем на улице жара, матчи начинаются после семи вечера, когда темнеет. В клубах сплошь любители, у нас были и служащие банков, и полицейские. В общем, любопытный опыт получился.

— Уровень чемпионата Омана совсем слабенький?

— А вот не сказал бы. Пять клубов очень приличных. Они подтягивали хороших легионеров и в нашей первой лиге точно не потерялись бы.

— С мусульманскими традициями столкнулись?

— Да, страна очень религиозная. В ураза-байрам строгий пост. В 98-м, когда мы вернулись в Оман с Маратом Мулашевым и Ивченко, пришлось это оценить на себе. Совсем не есть тяжело, организм непривычный. Мы с Мареком (Мулашевым) что-нибудь брали в магазинах и потихоньку питались.Местный шейх, вдобавок, вечером, выставлял корзины с едой для бедняков, на время праздника. И мы закидывали эти продукты в холодильники.

Второй приезд, правда, получился неудачным. И денег не заработали, и команда начала проигрывать. Через несколько месяцев пришлось уезжать, нам еле-еле на обратные билеты наскребли.

— Еще за границу вас звали?

— Да, как-то был вариант с Чехией. Первая лига, мне хотелось попробовать. Съездил, потренировался, команде я подходил. «Иртыш» в ответ запросил десять тысяч долларов за трансфер — и чехи включили заднюю. В то время это были серьезные деньги. Они посмеялись: «Да за такие деньги мы можем кого-то из сборной купить!»

«Сибиряк», Толчев, автограф в паспорте

семья

— В «Иртыше» вы заканчивали правым полузащитником. Это же позиция больше для молодых, да резвых.

— А легко действительно не было. В первой лиге на краях вообще «пассажиров» не помню. Все ребята скоростные, с техникой. На выезде иногда приходилось долго без мяча бегать.

Мой звоночек прозвенел весной 98-го. Играли в Димитровграде. «Лада-Град» наседала. Перед угловым решили разменять с Сашей Близнюком их большого нападающего. И в суматохе я красиво срезал мяч в свои ворота. Моменты у нас были, но счет так и не поменялся. Ивченко после игры утешал, мол, с кем не бывает. Но внутренне я почувствовал, что присяду отдыхать надолго.

В общем, летом пришлось искать варианты, куда уезжать из Омска. Первый разговор с президентом «Сибиряка» из Братска Сергеем Никитиным отлично помню. Вместо приветствия: «А, так ты и есть тот, кто забил в свои ворота».

— Нормально встретили.

— Ага. Но мне хотелось играть, поэтому согласился на переход. «Сибиряк» тогда плелся в хвосте таблицы восточной зоны. И я влился в команду как-то очень быстро. И скорости поменьше, и полная свобода на поле. Правда, забить долго не получалось. После первой лиги у ворот давали вагон времени подумать. Стоишь, выбираешь: или туда пробью, или еще одного защитника обыграю. В общем, доигрался до того, что даже пенальти смазал.

Прорвало в следующем матче против «Океана» из Находки. Положил им головой — и дело пошло. А там и люди стали на матчи «Сибиряка» ходить.

— Взлет братчан связан с именем тренера Валерия Толчева. В Омске его уже вспоминают нечасто. (Толчев умер в ноябре 2006 года, ему было 50 лет). Что он был за специалист?

— Достаточно жесткий, требовательный. Но с игроками у него наладился полный контакт. Мог побалагурить, посидеть с командой. Он ведь из местных, начинал в Ангарске. Предсезонка у Толчева была непростой, гонял прилично. Программа, впрочем, не менялась, так что игрокам-старожилам было проще.

толчев

Валерий Толчев

Наш «Сибиряк» был в лучшем смысле рабоче-крестьянским. Толчев выбирал простенькую тактику 4-4-2 и требовал полной самоотдачи. Фирменная наигранная комбинация — забегания. Со стороны выглядело красиво, у меня есть запись одного из матчей. Только за один тайм пять или шесть раз проходили эти забегания. Их надо было делать обязательно.

— Команды из глубинки обычно серьезно доплачивают хорошим футболистам.

— В Братске сверхусловий никогда не было. Платили, сколько могли. В последние годы вообще ежегодно решали в городском совете: давать деньги на футбол или не давать. Все контракты — строго на год. И мы ждали: позовут нас или команду разгонят.

Поездки, кстати, тоже запомнились. В Братске я впервые узнал, как можно сделать съедобным «чойс». Научил защитник Игорь Черепанов. Он сам из Кургана, там тоже денег особо много не платили. И что мы делали, когда становилось совсем трудно? Берешь пачку этой лапши, крошишь туда колбасу и сверху заливаешь яйцом.

— Почему тогда не уезжали из Братска?

— Люди понравились. Там я захватил вторую футбольную молодость. Отношение к команде было непередаваемым. Во время местного дерби против иркутской «Звезды» на трибунах минимум десять тысяч болельщиков. Выиграешь — весь город гудит, обсуждает матч. Куда ни придешь: «О, футболисты, давайте к нам!» Я за восемь лет в Омске столько автографов не раздал, сколько там! И в паспорте расписывался, и на пивных бутылках, да что только не протягивали!..

сибиряк_1

— «Иртышу» вы так и не забили.

— Кстати, рад. Даже не знаю, что бы почувствовал в такой момент. Приятно, что когда приезжал в Омск, люди всегда встречали мою фамилию очень тепло. Зато на «Динамо» я до сих пор отрываюсь. Я им и в первенстве России забивал, и в ветеранских турнирах стабильно отгружаю.

Камерунцы, пиво, проводы

команда

— «Сибиряк» первым во второй лиге заявил легионеров из Камеруна. Что за ребята?

— Их звали Мустафа Али и Патрис Тонга. Они были немного обрусевшие, жили где-то в Краснодарском крае. Знаю, что первыми их хотели выкупить в омском «Динамо», да что-то не срослось.

Футболистом из этой парочки можно назвать исключительно Тонгу. Очень скоростной, с дриблингом, атлетично сложен. На тренировках мог врезать кому-то из наших, но «засадить» ему в ответ было невероятно трудно. Всегда успевал увернуться. А Мустафа стал таким приложением к Патрису. Еле-еле что-то с мячом изображал. У него была другая страсть — девушки. В каждом городе находил невест. Показывал фотографии. В Братске за ним и Тонгой тоже ходили табунами. Будешь тут о футболе думать?..

— Зато маркетинговый ход удачный.

— Да. В 99-м народ на «Сибиряк» повалил. И мы выдали лучший результат в истории клуба — четвертое место на «Востоке». Дома обыграли Омск, Хабаровск, Тюмень. Из Братска действительно было сложно уехать с очками. Подобралась команда из «списанных» людей, которые хотели еще что-то доказать в большом футболе. Андрей Рындин, Виталий Ожегов, Игорь Волков, Костя Дзуцев, Сергей Богочев — через Братск прошло много ребят, поигравших на хорошем уровне.

пиво

— А в рекламную кампанию местного пива «Сибиряк» подтянули почему-то именно вас.

— Клуб крутился, как мог. Да и пивоваренный завод нам помогал. Изначально на этикетках должны были появиться Мустафа Али и я. Снимали нас всего час. Позже на заводе решили, что на этикетках появлюсь только я.

— Человек, который спиртное вообще не пьет.

— Ну да, я к любому алкоголю абсолютно равнодушен. Дома у меня до сих пор лежит несколько бутылок, остались на память. Родственникам показал. Тоже ведь своего рода признание, не зря когда-то футбол профессией выбрал.

— Из «Сибиряка» вы ушли как-то незаметно. Что стряслось?

— Команду принял иркутский тренер Сергей Муратов. И решил, что всех омских надо из состава убирать. Почему? Чем мы не угодили? — никто не объяснял. Мне, Толе Шароватову и Андрею Рындину просто указали на дверь. На дворе март, конец предсезонки. Само собой, никому мы были в тот момент не нужны.

Хорошо, что тогда подвернулся вариант в детской школе «Динамо». Меня устроил на работу Евгений Михайлович Сычев. Так карьера, по сути, и закончилась.

ветеран

— Но в Братске, как понимаю, вас до сих пор помнят.

— Да, меня приглашали позже на стадион, устроили проводы из футбола. За это я «Сибиряку» благодарен. В Омске «Иртыш» обошелся без церемоний, проводы у нас редкость. Позже в Братск позвали еще раз, на товарищеский матч против ветеранской сборной России. Приехал — опять встретили как родного. Болельщиков было много, порадовался. Поиграл рядом с большими футболистами. Вон про Владимира Бесчатных сколько говорили, мол, деревяный. Да у него мяч не отберешь — готов просто шикарно! Мне в конце матча дали пробить пенальти Андрею Сметанину. Я ставлю мяч, смотрю на него. А это машина, ручищи все ворота закрывают. Забил кое-как.

— У «Сибиряка» есть шансы на возрождение?

— Трудный вопрос. Сейчас команда играет в третьем дивизионе, детская школа потихоньку работает. Но у ребят нет четкого ориентира перед глазами. Смотрите, был жив «Сибиряк» — и в премьер-лигу пробились Женя Баляйкин, Федор Кудряшов. Сейчас молодежи гораздо сложнее. И как-то обидно, футбол в таких городах надо развивать. Много ребят теряем на перефирии.

Детский тренер, родители, Мальцев

— Вы уже больше десяти лет тренируете детей. Сложно?

— Привык, освоился. Конечно, мальчишки сейчас другие. Компьютеры, телефоны — кругом много соблазнов. Плюсом многие из них умеют только играть в футбол. Вспоминаю свое детство, я мог выйти хоть на баскетбольную площадку, хоть на волейбольную. Подлинных игровиков среди нового поколения единицы. Смешно еще, когда ребята начинают рассуждать: «Я не могу выходить на замену». Я никогда не задумывался. Дали шанс — побежал на поле.

тренер

— Их родители много советуют, как работать?

— Это проблема. Я никогда не козырял авторитетом. Кому надо, посмотрит мое досье. Среди пап, правда, я тоже не видел ни одного, кто бы постоянно играл хотя бы на уровне городского первенства. Конечно, пытаются что-то говорить, ссылаются на какие-то свои источники. У меня принцип проще: показываю на поле, как и что надо делать. Живой пример всегда был самым действенным. Ну и для общего сближения по воскресеньям мы устраиваем матчи — родители против детей. У меня занимается 2003 год рождения. Они растут, так что нашей взрослой команде приходится все сложнее.

— Среди ваших воспитанник есть защитник молодежного состава «Краснодара» Антон Мальцев.

— Да, он уже привлекается в молодежную сборную России. Хороший мальчишка, рад, что не забывает про своего первого тренера. Но уехал очень рано, уже в 12-летнем возрасте. Школа получила за него крошечную компенсацию. Мне дали по две тысячи рублей за каждый год, что я его тренировал.

— Сейчас в вашу команду может прийти пацан с улицы — и заиграть?

— Очень редкий случай. Мы недавно взяли парня из Шербакуля. Он схватывает на лету, данные хорошие. Но самоучек откровенно мало. Раньше учились во дворах, сейчас у ребят другие интересы. И футболисты, кстати, у нас получаются одинаковые. Я бьюсь над этой проблемой, стараюсь давать возможность импровизировать. Хочется, чтобы ребята быстро переходили в атаку, думали на поле. Потому что нынешний второй дивизион — это мрак. Я-то не могу долго это смотреть, а как ребят заставить? Они приходят на «Иртыш» и начинают скучать. Мало кто может обыграть один в один, нет каких-то нестандартных решений. Бегают 22 человека по полю — проблески минимальные.

Ветераны, папины дочки, «Иртыш»

городской

— Вы постоянно играете в любительских турнирах. Футбол не надоел?

— Да как он может надоесть, это же моя жизнь. Зовут — откликаюсь. Конечно, с годами приходится сложнее. Но мне обычно много бегать и не надо. В прошлом году выходил в нападении, у ребят помоложе не получался завершающий удар. По ветеранам могу в воротах поиграть, навыков хватает.

— Ваша старшая дочь Галия пробовала себя как футбольный арбитр.

— Сейчас у нее уже другие интересы. Занимается маркетингом в спорте. Работала в СибГУФКе, пробовала себя в «Омичке». В Омске по такому профилю особо не разгуляешься, сейчас она уже в Москве. Надеюсь, у Галии все получится.

В семье самые большие спортивные достижения, на самом деле, принадлежат младшей дочке. Асель мастер спорта по акробатике. Я вон сколько играл в футбол, но дальше первого разряда так и не продвинулся.

— В «Иртыш» еще вернетесь?

— Был бы рад, но не хочу за себя просить. Сочтут, что нужен, готов помогать. Я бы пошел ассистентом главного тренера, эта работа мне ближе всего по характеру. Но у нас таких желающих много. Для клуба мы вроде как не чужие, но и особой теплоты не ощущается. У кого-то был интерес, чтобы наше поколение прошло обучение, стало приносить пользу Омску? В Братске иногда слышалось: дескать, привезли варягов, поиграют и уедут. Но здесь-то мы — я, Саша Близнюк, Сергей Осипов, Сергей Кондрацкий — на своей территории. У нас семьи, квартиры, друзья. Так почему «Иртышу» наш опыт не особо нужен?

Досье

Шамиль БАГИЗАЕВ — полузащитник, нападающий. Родился 6 августа 1965 года. Выступал за команды «Иртыш» (Омск, 1991 -1998, с перерывами), «Сибиряк» (Братск, 1998-2002), «Сур-клаб» (Оман, 1994/1995, 1998).

За «Иртыш» в первенствах России провел 198 матчей, забил 55 мячей. В Кубке России — 6 матчей, 1 гол. В составе «Сибиряка» отыграл 125 поединков, забил 28 мячей. В Кубке России — 4 матча. Признан болельщиками «Сибиряка» легендой братского футбола.

Работает с детьми в СДЮСШОР «Динамо» с командой юношей 2003 г.р.

Бонус-треки

Программка омского матча «Иртыш» — Луч» (Владивосток), 6 мая 1991 года

обложка (1)

составы